PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImJpdHZhLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Валерий Сараула: «С нетерпением жду выхода «Битвы экстрасенсов» на СТБ»

Битва екстрасенсів

Сегодня у нас в гостях Валерий Сараула. Актер театра и кино,
участник реалити-шоу, ведущий программы «Кунсткамера», исследователь
программы «Параллельный мир». О той стороне его жизни, что находится за
пределами камер, он и решил рассказать нам.
— Валера,
концепция программы «Параллельный мир» очень изменилась.
Почему?
— Если говорить об идее, не знаю. Наверное, новые
какие-то задачи всегда ставит канал, для того чтобы привлечь новую
зрительскую аудиторию. Я считаю, что и предыдущий вариант программы был
интересным и смотрибельным. Но, наверное, любой банк, как любая другая
структура, должен обновляться. — А вот тебе какой вариант
больше нравился?
— Конечно же, нравится тот, который сейчас. Я
считаю, что эта программа затрагивает темы не где-то там, в облаках, а
те, которые находятся рядом с нами. Это «Параллельный мир» и он
действительно проходит с нами параллельно. Вот сейчас мы сидим, а он
рядом. А вот эта программа стала поднимать те вопросы, которые, в
принципе, всегда где-то были на дне, но в то же время всех
интересовали. В предыдущем варианте тоже поднимались эти вопросы, но с
более научным подходом. Здесь же подход познавательно-публицистический,
он мне ближе. Вот, например, тема тараканов, которую мы сейчас
рассматриваем… Кто-то скажет: «Да это высосано из пальца»! Это не так.
В Киеве сейчас исчезли тараканы, из них начали делать лекарства,
которыми, кстати, лечат самые серьёзные заболевания. Многие газеты в
Украине пишут объявления «куплю тараканов» и это не шутка. Куда они
делись? Кто об этом знает? Вот такие темы. — В каждой передаче
ты затрагиваешь неизведанное. Не стал ли ты суеверным? Амулет
носишь?
— Мой амулет на мне всегда — крест православный. Я,
вообще, человек, который не боится подобных вещей. Считаю, что понятия,
которые называются порчей — это придуманные понятия. То есть выдумка,
на которой можно заработать. Но то, что можно воздействовать на
человека — это неоспоримый факт. Меня это не пугает. Я просто работаю и
все, никакой боязни не возникает абсолютно. — Валера, какой
выпуск программы тебе больше всего запомнился?
— Три дня назад
я практически сорок минут присутствовал на операции фимоза (обрезания).
Мне пришлось находиться все время, скажем так, перед «объектом»
оперируемого. Потом были разные ощущения. Во-первых, тяжело было в
плане физиологическом — инстинкты есть инстинкты. Это у мужчины самая
болезненная точка. Все знают, говорить не нужно. И вот когда ты такое
видишь, естественно, на подсознательном уровне переносишь это на себя.
Докторам легче: они смеются. А меня же, простите, практически стошнило.
А вот потом мне казалось (извините за интимную подробность), что кто-то
с ножницами откуда-то вылезет и начнет делать со мной то же самое. Это
самая запоминающаяся программа. Для того чтобы нормально снять сюжет, я
не особо следил за процессом, а пытался слушать то, что говорит доктор,
Петр Борисович. Об этом все говорят, но что это такое, почему это
делают, знают евреи и мусульмане, а мы, украинцы, можем только шутить.
Хотя все не так просто. Здесь даже интимные секреты присутствуют. Всего
не расскажу, посмотрите программу, которая выйдет в октябре, и узнаете.
— Валера, ты, наверное, слышал о том, что на СТБ запускается
«Битва экстрасенсов», как ты думаешь, этот проект понравится
зрителям?
— Я думаю, зрители оценят по достоинству. Я как-то
видел эту программу в британской версии, и мне очень понравилось. Это
интересно и креативно. Главное, чтобы все было правдиво, хотя на СТБ с
этим проблем нет. Что же касается меня, я с нетерпением жду выхода
первой программы в эфир и искренне желаю ей успеха! — Скажи, а
с изменением формата «Параллельного мира» изменилось ли твое отношение
к программе?
— Когда работали над первым вариантом программы —
был аврал, нужно было много снимать, но я не чувствовал такой
усталости. А сейчас мы начали работать, и я понимаю, что жизни моей
вообще не стало. Я всегда старался быть свободным человеком, чтобы
работа меня не зажимала. Я и работал хорошо, и получал удовольствие. А
здесь столкнулся с тем, что, с одной стороны, общаюсь с очень
интересными людьми, с которыми я бы никогда не пообщался (это та сфера,
в которую вообще доступ запрещен). С другой стороны, личная жизнь
отсутствует. Я раньше никогда не думал, что можно просто так заснуть на
раз, два, три — и все, ты видишь сны. Обратная сторона такого проекта
как «Параллельный мир» в том, что не только я, но и все люди живут в
экстремальных условиях. Я это говорю объективно, потому что вижу всю
эту картину каждый день: как работают режиссеры, редактора, продюсеры
проекта, журналисты. Изнанка этого проекта — бешеный ритм. Возникает
вопрос: а зачем все это надо? Чтобы на тебя показывали пальцем? Нет. На
меня уже показывали пальцем, показывают до сих пор, благодаря
«Параллельному миру» и «Кунсткамере». Наверное, я здесь не ради денег,
а из-за того, что мне интересно! Вот не было бы мне интересно, я бы не
пытался познать того, чего я, в принципе, не знаю. — Но все
равно, повышенное внимание всегда приятно. Ради этого и становятся
ведущими?
— Опять же, когда на тебя показывают пальцем, это не
всегда позитив. Кому-то ты нравишься, кому-то — нет. Прежде всего, в
такой работе нужно забыть, что ты нормальный человек. Ты ненормальный
человек. У меня иногда просто отключается голова, я понимаю, что все на
пределе — куча подводок, стендапов в день, множество каких-то локаций.
— Неужели все это ты готов терпеть только из интереса? Если бы
тебе предложили работать на интересной работе, но за 100 долларов, ты
пошел бы?
— Врать не буду, сейчас бы не пошел. Но если бы это
был разовый проект, мне б сказали, мол, Валер, надо пойти туда-то,
сыграть такой вот спектакль — я бы пошел. Если бы там была умеренная
занятость, которую я бы смог сочетать, то задумался. Но, опять же,
нужно понимать, что в какой-то момент тебя может не хватить, и ты
подведешь не только себя, но и других людей. Я как спортсмен понимаю,
что нужно выдержать дистанцию, а она впереди еще длинная…
Если бы не было телевидения, кем бы ты работал?
— Не хочу себя
хвалить. Я, конечно, не попадаю в высший эталон ведущих, но могу хорошо
провести корпоративное мероприятие, что и делаю время от времени. Для
меня это в первую очередь работа. У меня есть команда, группа, мы
танцуем, поем вместе. Я ответственный человек, поэтому не пропаду.
Ответственность — это то, чего не хватает большим компаниям, не хватает
не просто профессионалов, а людей порядочных и преданных. Если ты
порядочный и преданный, то ты сделаешь один шаг назад, чтобы потом
сделать два вперед. Вот почему во многих компаниях кризис. Нет людей!
— Валера, в твоей передаче хватает фантастики. А в жизни ты ее
любишь?
— Люблю фантазировать. Но не фантастику в привычном
понимании этого слова, где неземные цивилизации… Я люблю представлять,
что я на большой сцене, или забиваю мяч в ворота «Ювентуса» в финале
лиги чемпионов под музыку Раисы Кириченко «Два кольори», или выхожу
получать «Оскар», или становлюсь королем банановой республики. Это
серьёзно, не шутки! — Ты мечтаешь об «Оскаре»? — Нет.
Я хочу сыграть хорошую роль. Хорошей может быть роль пиявки в сказке
про Буратино, а плохой — Гамлета. Все зависит от актера. Какая моя
роль? Когда сыграю — тогда скажу! — Валера, с каким бы животным
ты себя сравнил?
— Ассоциативно — я пытался это сделать, когда
еще в Луганске учился, у меня ничего не вышло. Если писать мой портрет,
то я отчасти ленивый — какие-то медвежьи черты, но в то же время
медведь бывает достаточно агрессивным. Когда нужно, эта черта во мне
тоже есть. Вот кривляться я люблю. Наверное, орангутанг. Нет, шимпанзе,
скрещенный с медведем и с английским бульдогом. Кто-то называл меня
рысью, кто-то львом, тигром — возможно, это цвет волос, но я себя не
чувствую таким. И от зайца во мне тоже что-то такое есть. Знаете, как
говорят, храбрый от трусости. Вот это, наверное, можно сказать обо мне.
— Какие действия могут вызвать у тебя агрессию?
Наверное, плохое настроение. Точнее, совокупность факторов. Это
усталость, раздраженность. Главное, вовремя это прочувствовать и
подавить, выпрыснуть, но так чуть-чуть совсем. Чуточку выплеснул, и
тебе уже легче. А еще лучше — переключиться. Слава Богу, я научился
переключаться. Ведь агрессию может вызвать что угодно. Но нужно
помнить, что агрессия бывает разной: бывает компенсированная форма
агрессии и некомпенсированная. Вот если некомпенсированная, то это
клиника. Вот, например, я езжу в метро, ездят люди, мужики! Мужики —
это тема! Садятся в вагоне, как в гинекологическое кресло. Посмеяться
хочется! Ну, ребята, вы же не у врача, сядьте нормально, женщины ведь
вокруг… Когда девочки матерятся — не люблю. Вот такие бытовые мелочи
вызывают агрессию. Ну, не буду учить их. Хотя я сам не подарок. Себе не
позволяю материться, но иногда проскакивает, в основном это связанно с
работой. — Валера, а скажи, что для тебя дружба? И существует
ли она вообще?
— Дружба есть. Кто-то дружит с
двадцатью-тридцатью людьми, у меня один друг — Сережа Дзей. Недавно
появился второй друг! Это удивительно, я никогда не думал, что у меня
будет друг, которому шестьдесят лет. Я не знаю, кто для него я, но он
для меня друг. Это разные друзья, но всех их объединяет то, чего,
наверное, нет во мне. От друга ведь не нужно просить, чтобы он пришел.
Ни о чем не говорить, и тебе будет почему-то хорошо… Вот есть выражение
стандартное: «Друг придет на помощь, даст денег». Я считаю, что
правильно поется в песне: «Друг не станет кричать до дна. Он не будет
наливать вина, когда не надо наливать». Что-то в этих словах есть.
— Дружба между мужчиной и женщиной — миф или
реальность?
— По-моему, это миф. Я не могу дружить с
женщинами. Мне кажется, что когда люди говорят, что дружат — это
немного неискренне. Какой-то момент платонической любви там все равно
присутствует, какая-то доля секса тоже. Поэтому я с женщинами не дружу.
Ну как я могу дружить с ними, то есть приятельствовать? Так, как с
мужчинами, наверное, не получится. — Мы затронули тему личной
жизни. А как у тебя обстоят дела на любовном фронте?
— В моей
личной жизни все прекрасно. Мы с Ириной вместе шесть лет — уже седьмой
год. Три года мы обвенчаны, месяц назад мы расписались. Абсолютно
скромно строим свое счастье. Правда, сейчас мало видимся: обмениваемся
ммс-ками, ну, чтобы видеть как-то лица друг друга (пришли мне ммс, я
забыла, как выглядит твой голос). Я считаю, что мы на каком-то
правильном человеческом пути, со своими ошибками и победами. Я всегда
говорю, что моя жена — моя награда. — Ира смотрит твои
передачи? Хвалит или ругает?
— По образованию она режиссер.
Вот когда она смотрела на меня в «Кунсткамере», говорила: «Боже, такая
дубина стоит в кадре». У меня, когда смотрю на все это, появляется
умиление. Все через это проходят вначале. Мне просто смешно и весело.
Когда звонят люди и говорят, что смотрят на меня, такая юморина
получается. А Ира меня никогда не критикует, она может говорить: вот
смотри, то-то, а может так-то, так-то? А критики нет. Наверное, она
борется за какие-то сюжеты внутренне: здесь надо было немного дотянуть…
Ириша всегда воюет за то, чтобы я пристойно выглядел в кадре, это для
меня сложно, потому что у меня такой принцип: пусть меня извинят
господа стилисты, мне, чем я хуже выгляжу, тем для меня лучше. Но это
не значит, что я должен быть в грязной рубашке. Я ее одел, но если она
плохо смотрится в кадре, я не виноват; если у меня располнели бока,
если я стал плотнее, я не буду этого бояться — у меня нет такого
фетиша, что в кадре должен выглядеть супер-пупер. Мне это безразлично.
Так вот, Ириша вечно подсовывает мне футболки, которые мне к лицу, мы
всегда из-за этого спорим. Я не хочу это одевать! А специфика такая,
что мне приходится быть по три-четыре дня в одной футболке, понятно,
что она стирается. А в ней потом записываются стендапы, и, естественно,
идет борьба хорошего с лучшим, или среднего с отличным. Жена у меня
замечательная: когда бы я не встал — все свеженькое, готовое. Так что
ее смело можно назвать участником «Параллельного мира». — Самый
оригинальный подарок, подаренный жене…
— Оригинальных подарков
я не дарю. — Неужели все банально — цветы, конфеты?
А что, цветы — это банально? Все зависит от того, когда их подарить!
— Цветы обычно дарят, когда хотят обидеть или
извиниться…
— Неправда. Цветы дарят, когда чувствуют. А вот
когда хотят обидеть или извиниться — это попса. Когда ты просто идешь и
приносишь домой букет, когда от тебя этого никто не ждет — это уже
другие эмоции, это уже перестает быть банальным. Все подарки, которые я
дарил — приземленные. Единственное, что я скажу — я не люблю дарить
женщинам на 8 марта бытовую технику, микроволновки — это я и так куплю,
надо что-то пооригинальнее. — Самый безумный поступок, который
ты готов совершить ради кого-то?
— Жизнь отдать. Хотя, опять
же, кто даст гарантию, что потом все будет хорошо? Я могу хоть сейчас
зайти на крышу, взять грех на душу и прыгнуть вниз. Я готов на это в
любой момент, но кто даст гарантию за что-то? Я на все готов. Нет того,
на что я не готов. Если это спасет родных и близких — не вопрос!
— Валера, ты сам пишешь песни? Стихи? — Сейчас уже не
пишу. Мы записали альбом из 15 песен, многие из них идут по центральным
радиостанциям. Наверное, это музыка, которая отстала от времени. Мне
как-то звонит кум из Мариуполя и говорит: «Ты слышишь, что играет? (в
8.30 утра) Ты слышишь?» Без денег, без ничего! Хотя есть люди в Киеве,
которые помогают. Эти песни звучат благодаря Соне Геляс. Для меня
большего счастья нет, когда какой-то звукорежиссер твою песню услышал,
она ему понравилась, и он ее поставил. И неважно, в каком городе. Она
крутится в его ротации. — Если бы у тебя была возможность
изменить мир, что бы ты изменил в первую очередь?
— Так быстро
не могу ответить. Этот мир создан Богом, поэтому изменять в нем что-то
я не осмелился бы. Вот сегодня общался с одним человеком. Полностью с
ним согласен: когда у нас все хорошо — мы висим в пространстве, мы
спим! Мы ходим, едим, но мы спим. А когда у нас появляются испытания на
работе, здоровье, мы начинаем жить, расти над собой, идти вверх,
вперед. Иногда нужно подождать. Поэтому мечта украинцев о сумке денег
за спиной или где-то закопанном золоте скоро похоронит нацию. А наша
нация не такая! Беседу вела Анастасия Громова