PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImJpdHZhLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Ведущий «Битвы экстрасенсов» Павел Костицын: «Дети гораздо опаснее взрослых»

Битва екстрасенсів

Героями четвертого сезона реалити-шоу «Битва экстрасенсов»
на телеканале СТБ стали дети. Но съемочная площадка совсем не похожа на
детскую. Бои идут нешуточные, правила жесткие. Близится развязка: 7
июня выходит финальная передача — и начнется зрительское голосование за
лучшего экстрасенса. Трудно ли работать с детьми? Чем они отличаются от
взрослых участников? Об этом корреспонденту «Известий в Украине» Ларисе
Балицкой рассказал ведущий проекта «Битва экстрасенсов.
Дети-ясновидящие» Павел Костицын
.

Как это вы рискнули пригласить в шоу детей? Подобного опыта
ведь еще не было?

Абсолютно точно. Хотя сам проект английский (выходит в Англии, России,
Нидерландах и США), нигде ничего подобного еще не делали. Это был риск,
потому что телезрители привыкли видеть на экранах взрослых, и мы
боялись, что детей не воспримут всерьез.

Но дети-индиго — факт доказанный. К тому же, с каждым годом их
рождается все больше. Прежде чем пойти на этот шаг, мы достаточно
серьезно изучали это явление, привлекая психологов и ученых. И только
потом начали проводить кастинги.

Желающих было много?

Не очень. Как правило, детей приводили родители, считающие своих чад
вундеркиндами. Но из всех претендентов отобрать удалось только 7
человек.

Сложно работать с детьми?

Я сам вырос на сцене детского театра. Моя карьера началась в театре
«Золотой ключик» в Евпатории. Я хорошо помню себя ребенком, и детское
творчество мне знакомо. У нас снимаются дети 12-16 лет, все очень
амбициозные, самоуверенные. Я это проходил на своей шкуре в том
возрасте. Так что я их хорошо понимаю. И меня дети любят. Не знаю, что
они во мне находят, но что-то их подкупает. Они легко идут со мной на
контакт. Хотя не могу сказать, что мне с ними легко. Видимо, я не очень
хороший педагог: если с третьего раза меня не понимают, я начинаю
психовать.

Значит, никаких конфликтов?

Кроме одного случая, который телезрители видели в эфире. Конфликт был с
одной из участниц — Дариной Сухой. В принципе, и со взрослыми
экстрасенсами были проблемы. Мы не скрываем, что задания сложные. И
поблажек быть не может.

Даже несмотря на то, что это дети?

В 14-16 лет они уже сформировавшиеся личности и ведают, что творят.
Поэтому задания у них, как у взрослых. Я даже провоцирую их как
ведущий. Могу вести по ложному пути, чтобы телезрители убедились: «Ага!
Раз участник все равно нашел правильный ответ, значит, он настоящий
экстрасенс!» Так было и с Дариной. Она уже готова была правильно
ответить, как я сказал единственную фразу: «Помни, что наше шоу не
обходится без провокаций». Видимо, ее это смутило. И она ошиблась. А
когда поняла — тут же на меня из ее уст посыпались ругательства, угрозы
и проклятия. Вот вам и маленькие детки! (смеется)

Зритель должен отличать шарлатанов

Как потом отношения с Дариной складывались?

Нормально, работаем. Притерлись друг к другу, приняли правила игры.
Она, конечно, попыталась на следующий день отомстить и погоняла всю
съемочную группу по лестницам многоэтажки, где дети искали квартиру
Фагота. С заданием она не справилась, но осталась довольна «местью».
Хотя надо учитывать, что в этом возрасте гормоны играют, максимализм
распирает, им кажется, что весь мир против них.

Меня, кстати, предупредил Егор, победитель нашего второго сезона (он
сейчас в жюри вместе с Сергеем Колесниченко), что не стоит играть с
детьми в такие провокации. Потому что они еще не умеют контролировать
свои эмоции, и даже не желая зла, могут навредить.

Не страшно было? А вдруг проклятие сбудется?

Я ведь живой, здоровый (смеется). Хотя очень удобно обвинить во всех
своих бедах и неприятностях экстрасенсов. Нет! На самом деле человек
все получает по заслугам от Бога.

Экстрасенсы такие же люди, как мы с вами. И все мы наделены талантами.
Только кто-то их в себе открывает, а кто-то нет. Мне подобные вещи не
страшны. Я знал, на что шел, когда соглашался быть ведущим этого шоу.
Главное, чтобы зритель видел, что мы добиваемся цели, которую ставим
перед собой.

Какой именно?

Чтобы люди могли отличить настоящих экстрасенсов от шарлатанов. К
сожалению, сейчас интерес к нашему проекту в большей степени обусловлен
нестабильной ситуацией в обществе. Она напоминает мне период распада
СССР, когда был огромный интерес к паранормальному, к таким личностям
как Кашпировский, Чумак. Их воспринимали как Спасителей, которые решат
все проблемы: вернут здоровье, почистят карму, предскажут судьбу… Но
люди должны понимать, кто реально может им помочь, а кто на их бедах
наживается. После четырех сезонов я могу легко это определить.

И как же? Что человека должно насторожить?

Мой вам совет. Не спрашивайте экстрасенса о будущем, задайте ему
простой вопрос о вашем прошлом. Из его ответа все сразу станет
понятно.

Жалеть не стоит

Многие телезрители жалеют детей, особенно когда кого-то
выгоняют из программы.

Интересно, почему никто из них не пожалел меня? Жюри выгоняет одного, а
плачут все дети. Но сейчас наступает важный момент — приближается
финал, и конкуренция обострена до предела. Они уже не плачут, а ставят
друг другу палки в колеса. Противостояния Дарины Сухой и Сергея
Лаврентюка не заметить уже невозможно.

А что они могут сделать?

Смутить конкурента во время выполнения задания, помешать ему. Не знаю
как, но они это делают. Говорят, можно перекрыть энергетический канал,
поставить стену… Эти вещи не ощутимы на первый взгляд. На протяжении
двух последних программ дети жалуются друг на друга. Наверно,
телезрителям интересно наблюдать за этим, но мы видим, что иногда все
заканчивается печально. Кому-то становится плохо прямо на съемочной
площадке. Это опасные вещи.

Взрослые экстрасенсы ведь тоже такое проделывали?

Да, но им легче было с этим справляться. Мы не предполагали, что в
детской битве будет то же самое.

Родители не пытались забрать детей с проекта, зная, что им было
плохо?

Нет! Все пошли на эту игру. И приняли ее правила.

И все-таки, в каждом правиле есть исключения…

Да, они бывают. И телезрители наблюдали это в прошедшее воскресенье.
Худшим экстрасенсом признали Сергея, и он должен был покинуть проект.
Но я, как глава жюри в этом сезоне, решил дать ему второй шанс.

Я угадал, где моя кровь

Вы пришли на проект скептиком?

Я с раннего детства относился серьезно к таким явлениям. Много случаев,
происходящих со мной, убедили меня, что нечто свыше может влиять,
направлять и подсказывать нам — некая Божественная сущность существует.
Я человек глубоко верующий, тайно крещеный во времена СССР. Я это
ощущаю. И в моей жизни неоднократно были мистические моменты.

Например?

Когда мне было шесть лет, мы жили на Чукотке. Отец работал в
рыбоохране, у них была база в устье одной из рек. Причалом служила
простая баржа, один край которой полностью уходил в воду. И я, однажды
спрыгнув с отцовского катера, решил пойти коротким путем на берег, где
была баржа. Дизель работал, винт крутился. Где-то под водой подмывало
берег. Я собрался прыгнуть — но остановился, как вкопанный. Почему я не
прыгнул? Тут же получил ответ. В этот момент огромная песчаная глыба
отвалилась от берега и ушла под воду. Кто спас мне жизнь,
по-вашему?

А у вас есть подобные способности?

У меня очень сильно развита интуиция. Я чувствую, когда с моими
близкими случится что-то плохое. Раньше я даже считал себя параноиком.
Я читаю знаки. Учитесь читать знаки — нам все время их дают.

Я вижу вещие сны. Когда я ложусь спать в четверг вечером, молю Бога о
том, чтобы мне ничего не приснилось. Опять же, есть примета, что сон,
рассказанный до полудня, точно не сбудется. А обычные сны мне совсем не
снятся. Только вещие.

Не было искушения самому поучаствовать в таком
конкурсе?

Нет. И даже сами экстрасенсы говорят: если сильно не прижало, лучше во
все это не соваться. Правда, был один момент. В прошлом сезоне
проводился конкурс, когда экстрасенсы среди пробирок должны были
определить свою кровь. Для чистоты эксперимента сценаристы решили
проверить, может ли обычный человек это сделать, и предложили мне тоже
сдать кровь. Среди 10 пробирок стояла одна моя. Я выбрал именно свою.
Но редакторы решили не пускать этот эпизод в эфир, чтобы телезрители не
заподозрили подвоха.

Досье

Павел Костицын родился 5 января 1975 года в Евпатории. Окончил
Театральный институт имени Карпенко-Карого.

С 1997 по 2001 год работал в национальной FM-сети «Наше радио»
руководителем информационного отдела, позже программным директором.

С 2001 по 2004 годы — на телеканале «Интер» — художественный
руководитель, режиссер-постановщик и ведущий программ «Перекресток
любви» и «Любовь с первого взгляда». С 2005 по 2007 годы — ведущий
супершоу «Игры патриотов» на «Интере».

С октября 2007 года работает ведущим реалити-шоу «Битва экстрасенсов»
на телеканале СТБ. Не женат.

Ларисе Балицкой

«Известия в Украине»

http://izvestia.com.ua/

Язык оригинала