PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
За три сезона «Битвы» семь несправедливо осужденных вышли на свободу | Битва екстрасенсів
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImJpdHZhLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

За три сезона «Битвы» семь несправедливо осужденных вышли на свободу

Битва екстрасенсів

Улыбающегося руководителя и шеф-редактор проекта «Битва экстрасенсов»
Юлию Федец Телеблондинка встретила на съемках шоу. Казалось бы, работая
с неординарными личностями, Юлия должна быть постоянно в напряжении. Но
нет: она была совершенно расслаблена и с удовольствием отвечала на
вопросы. Мы успели поговорить и об идее проекта, и об участниках, и о
людях, которым экстрасенсы помогли выбраться из тюрьмы, не говоря уже о
достижениях поскромнее.


Разговор наш начался с того, что изменили в новом сезоне, чтобы удивить
привыкшую к чудесам аудиторию. Ведь теперь в шоу выбирают, кто же из
экстрасенсов лучше — женщина или мужчина. Юлия честно ответила, как
создатели до такого додумались:

Откуда возникла идея сравнить экстрасенсов-женщин и
мужчин?


Конфликт мужчины и женщины — вечный, долгий и глобальный. Мы хотим
посмотреть, как необычные люди в обычных или необычных условиях смогут
проявить свои экстрасенсорные способности. Нам интересно, где будут
сильнее мужчины, а в каких испытаниях сильнее женщины. Если
проанализировать всех победителей «Битвы» с первого сезона по десятый,
у нас получается семь мужчин и три женщины. Так что эту идею сами
экстрасенсы нам и подбросили — она вызревала от сезона к
сезону.

До начала съемок
самого первого сезона вы верили в экстрасенсорику?


Я могла предположить, что такое может быть. Я для себя поняла, что дар
чувствовать людей — это точно так же, как талант быть балериной,
художником… Есть люди, которые тоже обладают талантом, но вот таким —
талантом чувствовать людей, смотреть в прошлое. На самом деле мне
кажется, что он есть у каждого человека, но мы этим не занимаемся, мы
развиваем другие свои качества. А экстрасенсы концентрируются на своих
талантах, даре, они развиваются и работают. И вот что самое интересное
— после окончания сезонов к нам приходят участники и говорят: «Знаете,
а вот я после «битвы» стал другим, я стал больше и ярче видеть, я
понял, что мне делать с сущностями из «того» мира…».

Вы с каждым из участников находили общий язык? Ведь все они
личности необычные и неординарные.

К некоторым экстрасенсам сложно найти подход: они очень чувствительны
и, как правило, у них отсутствует логика. Но они такие же люди, как и
мы, только более тонко чувствующие. Поэтому иногда команде
действительно было сложно находить с ними общий язык, у нас разные
системы координат.

Конфликты были?

Конфликты всегда есть. Не бывает все гладко. Объясню, почему: здесь
люди разные. Это как в жизни — кто-то нравится, кто-то — нет. Участники
шоу обладают обычными человеческими качествами: хорошими, плохими, плюс
еще экстрасенсорными способностями. Поэтому были и прекрасные
отношения, и конфликты.

Этот сезон будет последним, или все-таки продолжение
следует?

Вы знаете, когда мы делаем каждый сезон, мы именно так и думаем: все,
мы уже больше не можем, мы себя исчерпали… Но, слава Богу, энергия,
которая есть у каждого сотрудника проекта, не иссякает, а мозги не
ржавеют, поэтому я думаю, что сезоны еще будут, если зритель будет их
смотреть.

Какую главную идею несет проект?

Некоторые из нас обладают
какими-то уникальными, невероятными способностями, которые нужно
развивать, и каким бы ни был этот дар, человек, наделенным им, должен
помогать тем, у кого этого дара нет. «Битва экстрасенсов» — яркий
пример того, как люди, наделенные сверхспособностями, помогают обычным
украинцам в их невероятных, запутанных и сложных ситуациях.

И многим людям помогла программа?


Да. Если за три сезона «Битвы» семь несправедливо осужденных вышли на
свободу, я считаю, что мы делаем свою работу достойно. К нам приходят
миллионы писем с просьбами о помощи, и мы все их просматриваем. Но не
все истории можно снять — ведь есть еще законы «телевизионного
жанра».