PCEtLVN0aWNreSBMZWZ0LS0+DQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7IH0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDEzNDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzQgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgbGVmdDowO319DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxNTAwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV80IHsgd2lkdGg6IDI0MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IGxlZnQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyBsZWZ0OjA7fX0NCjwvc3R5bGU+DQoNCjxzY3JpcHQgYXN5bmMgc3JjPSIvL3BhZ2VhZDIuZ29vZ2xlc3luZGljYXRpb24uY29tL3BhZ2VhZC9qcy9hZHNieWdvb2dsZS5qcyI+PC9zY3JpcHQ+DQo8IS0tIGV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8zIC0tPg0KDQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfNCINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzkxODM2OTIwMyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+PCEtLVN0aWNreSBSaWdodC0tPg0KDQoNCjxzdHlsZSA+DQouZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMTYwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7IHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowOyB9DQpAbWVkaWEobWluLXdpZHRoOiAxMzQwcHgpIHsgLmV4YW1wbGVfcmVzcG9uc2l2ZV8yIHsgd2lkdGg6IDE2MHB4OyBoZWlnaHQ6IDYwMHB4OyAgcG9zaXRpb246Zml4ZWQ7IHJpZ2h0OjA7fX0NCkBtZWRpYShtaW4td2lkdGg6IDE1MDBweCkgeyAuZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgeyB3aWR0aDogMjQwcHg7IGhlaWdodDogNjAwcHg7ICBwb3NpdGlvbjpmaXhlZDsgcmlnaHQ6MDt9fQ0KQG1lZGlhKG1pbi13aWR0aDogMTYyMHB4KSB7IC5leGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiB7IHdpZHRoOiAzMDBweDsgaGVpZ2h0OiA2MDBweDsgIHBvc2l0aW9uOmZpeGVkOyByaWdodDowO319DQo8L3N0eWxlPg0KPHNjcmlwdCBhc3luYyBzcmM9Ii8vcGFnZWFkMi5nb29nbGVzeW5kaWNhdGlvbi5jb20vcGFnZWFkL2pzL2Fkc2J5Z29vZ2xlLmpzIj48L3NjcmlwdD4NCjwhLS0gZXhhbXBsZV9yZXNwb25zaXZlXzIgLS0+DQo8aW5zIGNsYXNzPSJhZHNieWdvb2dsZSBleGFtcGxlX3Jlc3BvbnNpdmVfMiINCiAgICAgc3R5bGU9ImRpc3BsYXk6aW5saW5lLWJsb2NrIg0KICAgICBkYXRhLWFkLWNsaWVudD0iY2EtcHViLTIwNzA4OTAyNTYzMzc3NjUiDQogICAgIGRhdGEtYWQtc2xvdD0iMzM0MDc0OTY4MyI+PC9pbnM+DQo8c2NyaXB0Pg0KKGFkc2J5Z29vZ2xlID0gd2luZG93LmFkc2J5Z29vZ2xlfHwgW10pLnB1c2goe30pOw0KPC9zY3JpcHQ+
PHNjcmlwdCBkYXRhLW91dHN0cmVhbS1pZD0iMTI0OSINCmRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWZvcm1hdD0iZnVsbHNjcmVlbiIgZGF0YS1vdXRzdHJlYW0tc2l0ZV9pZD0iU1RCX0Z1bGxzY3JlZW4iIGRhdGEtb3V0c3RyZWFtLWNvbnRlbnRfaWQ9ImJpdHZhLnN0Yi51YSIgc3JjPSIvL3BsYXllci52ZXJ0YW1lZGlhLmNvbS9vdXRzdHJlYW0tdW5pdC8yLjAxL291dHN0cmVhbS11bml0Lm1pbi5qcyI+PC9zY3JpcHQ+

Руководитель проекта «Битва экстрасенсов»-19: Из года в год убеждаем, что потустороннее существует

Битва екстрасенсів

Новый, 19 сезон программы «Битва экстрасенсов» уже не за горами! Руководитель проекта Антон Мельник рассказал о том, чем будет удивлять сезон, и почему один из сюжетов грозил завершиться конфликтом на ножах! Читайте подробности.

Больше по теме: На СТБ стартует 19 сезон мистического реалити «Битва экстрасенсов»

Антон, ваша команда, в частности ТО Анны Голланд,  взялась за съемку «Битвы экстрасенсов» впервые. Опишите свои впечатления от процесса.

Каждый отдельный эпизод, каждая история стала для нас своеобразным вызовом, таким себе challenge. Я считаю, это хорошая практика, когда за известные проекты берется новая команда. Работая над «Битвой экстрасенсов» впервые, мы посмотрели на программу иначе – не как зрители. Вся наша команда испытывала неподдельный интерес. Мы сидели у экранов вместе с режиссером, иногда со слезами на глазах от того, что происходит на съемочной площадке. Сейчас могу сказать, что это любимый сезон! Ведь он наш до последнего кадра. Понимая  всю ответственность, на начальных этапах мы командой собирались на просмотр предыдущих сезонов, чтобы понять: что нам нравится, а что нет, на что стоит обращать внимание, а что уже менее актуально.

И на что обращалось внимание?

Приоритетными для нас были два вопроса. Первый: кто из конкурсантов является настоящим ясновидящим. Даже нам сложно определить это. Ведь кто-то хороший психолог, кто-то умеет красиво говорить, а кто-то просто посмотрел все сезоны и знает, что нужно жюри. Но это не те люди, которые нам нужны. Мы ищем настоящих экстрасенсов. На Паше (ведущий Павел Костицын. –  Прим. ред.) и судьях лежит огромная ответственность в плане отбора конкурсантов: кого допустить к участию в проекте, а кого отсеять. Второй вопрос: зачем мы занимаемся «Битвой». Ответ пришел сам собой, учитывая, сколько писем и запросов приходит к ясновидящим от людей, которым нужна помощь.

Антон Мельник

Как проекту удается держать свою аудиторию?

Думаю, всем людям хочется верить, что за гранью нашего понимания и зримого мира есть что-то волшебное и невероятное. Будни для большинства из нас нелегкие, поэтому важно их разнообразить и наполнить новыми эмоциями. Да, события в кадре часто поддаются сомнению, однако в глубине души, я уверен, все понимают, что потустороннее существует. И наш зритель убеждается в этом из года в год.

Как происходит поиск экстрасенсов?

«Битва экстрасенсов» –  это известный проект во всем мире, у него уже есть свой имидж. Нам стоит лишь объявить кастинг, а дальше – дело самих экстрасенсов. Могу сказать, чаще всего инициатива исходит от них, а наша задача –  коммуницировать и договариваться. Особенно это касается ясновидящих из других стран. Я был удивлен, сколько ярких личностей и людей с интересными сверхспособностями готовы приехать к нам ради участия в «Битве».

Что можете сказать об участниках?

В этом сезоне нам удалось отобрать очень сильную двенадцатку. Зрители точно удивятся, ведь поражалась и вся съёмочная группа! Волосы дыбом становились от того, что происходило в кадре. Я долго кричал: «Уберите телефоны!», чтобы команда где-нибудь в соцсетях не раскрыла интригу раньше времени.

Какая атмосфера сложилась на съемочной площадке?

Всю съемку я бы назвал организованным хаосом. Мы вроде понимаем, что должно быть на экране. Как и в любом реалити, это запланированное действие в запланированном месте, которое протекает абсолютно непредвиденно. Иногда ситуация грозилась выйти из-под контроля. У ясновидящих есть своя система знаков «стоп», чтобы оповещать, когда они с чем-то не справляются, чего-то опасаются или хотят предупредить съемочную группу об опасности.

съёмка битва экстрасенсов

А вы сами верите в мистику?

Конечно! Я верю в судьбу и в Бога. Лучше буду верить, чем сомневаться. Думаю, заведомо что-то отрицать, не давая шанса чему-то необъяснимому, это какое-то самоограничение. Я хочу верить в сказку, в добро, в волшебство. И на съемочной площадке вы при всем здравом смысле не будете отрицать некоторых явлений. Эту же атмосферу мы пытаемся передать зрителю.

Были форс-мажоры во время съемок?

Да, в основном они случались из-за погоды. Экстрасенс говорит: «Что-то приближается». Что он имел в виду, мы понимаем лишь через полчаса, когда ветер срывает палатки, гремит гром, срывается дождь и грязь по колени. Человек с шестым чувством призывает нас идти за тридевять земель, и вся команда послушно идет со всеми камерами и звуком! И отложить съемку нельзя, ведь нас ждут люди, которым нужна помощь.

Но самые страшные моменты были связаны с потусторонней силой. К примеру, экстрасенс говорит, что прямо по съемочной площадке ходит демон, и он агрессивный. Я вижу в глазах коллег страх. Чем все закончится – никто не знает. Когда в кадре кому-то становится плохо, вы часто в растерянности:  останавливать съемку или еще подождать. Именно поэтому у нас всегда скорая помощь на площадке.

Какой эпизод поразил вас больше всего?

Я считаю, что самую сильную историю мы сняли в Одессе. У героини сюжета была очень тяжелая жизнь –  не сложилось ни с мужчиной, ни с детьми. Первый муж ужасно с ней поступал. И нам удалось вызвать его прямо на место событий. Конечно, мужчина не знал, что идет съемка проекта. Сколько горькой и страшной правды открылось, когда он появился!  Сколько подлости совершил этот человек по отношению к своей бывшей жене – нашей героине. Вот вижу на экране монитора: стоит экстрасенс, который считывает информацию с помощью ножей, а напротив него – бывший муж героини. Поймите меня правильно: душа ушла в пятки, что вместо хэппи-энда получим ножевые ранения! И я не знаю, как бы я поступил, будь я на месте экстрасенса. Слава Богу, все разрешилось без кровопролития! Очень жаль, что такие люди, как наша героиня, молчат о своих проблемах и душевных травмах тогда, когда надо говорить!

Антон Мельник

Чего ожидаете от премьеры нового сезона?

В первую очередь ожидаю от зрителей чувства удовлетворения. Они должны понимать, зачем смотрят «Битву». Возможно, они найдут ответы на свои вопросы. Также хочется, чтобы людям было интересно смотреть программу. Нерассказанных историй еще много, как и эпизодов, что не вошли в эфир. Конечно, я читаю комментарии людей, которые не верят в реальность событий на экране. Но всегда есть и те, кому проект интересен и кто доверяет людям со сверхспособностями. Они же в свою очередь приходят не только за победой и титулом, но и для того, чтобы помочь нуждающимся. Именно это было и остается нашей главной целью.

Больше по теме: Павел Костицын о «Битве экстрасенсов»: Кто будет третьим судьей в проекте – секрет

Фото взяты из личного архива Антона Мельника.

Уже в это воскресенье, 7 октября в 19.00, смотрите премьерный выпуск 19 сезона проекта «Битва экстрасенсов»! Не пропустите! 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: